Мода, жизнь, истории

Под каблучком

02.09.2010

Толстый и тонкий, высокий и низкий, прямой и изогнутый.

Из пластика, дерева, пробки, металла.

Обтянутый кожей, тканью, или... ничем.

Простой или украшенный – вышивкой, аппликацией, росписью, стразами или даже драгоценными камнями.

Привычной формы, из тех, что встречаются на улицах, или фантастической – которые видишь только на подиумах высокой, как порой он сам, моды.

 

Каблук.

Он делает наши ноги длиннее, а нас, соответственно, выше. И, как считается, стройнее.

Из-за него мы радуемся – "посмотрите, как красиво!", и страдаем – "больше не могу, ноги болят!"

Он может быть... да уже фактически любым.

   

Каблук. Он делает наши ноги длиннее, а нас, соответственно, выше. И, как считается, стройнее. Из-за него мы радуемся – "посмотрите, как красиво!", и страдаем – "больше не могу, ноги болят!" Он может быть... да уже фактически любым.

 

Откройте опять-таки любой журнал, посвящённый моде грядущего сезона, и выберите себе обувь именно с таким каблуком, какой вам нравится – а там есть из чего выбрать.

Сапоги на устойчивом низком и не менее устойчивом, но высоком каблуке, обувь на танкетке, ботильоны на высокой шпильке (в сочетании с платформой или без неё), туфли на маленьком "гвоздике"... Словом, на каком угодно каблуке.

Простом или экстравагантном.

 

Откройте опять-таки любой журнал, посвящённый моде грядущего сезона, и выберите себе обувь именно с таким каблуком, какой вам нравится – а там есть из чего выбрать.

 

Королева Елизавета II награждает в 2009 году олимпийскую чемпионку по плаванию.Будем считать, что нам повезло – выбор широкий.

А раньше?

С чего всё началось?

Какими были первые каблуки, эти мини-пьедесталы не для памятников, а для живых людей?

С чего бы начать...

С котурнов, кожаной обуви на толстой подошве? Чем выше рост, тем величественнее и властнее выглядит человек, что с успехом и использовали богатые люди и актёры сначала Древней Греции, а затем и Древнего Рима?

Или заглянуть в ещё более далёкий Древний Египет?

Но давайте всё-таки начнём с чего-нибудь более близкого, хотя бы с прошлого тысячелетия.

Скажем, с деревянной обуви на толстой подошве, предназначенной для того, чтобы защищать туфли из кожи или ткани от грязи. Она вошла в обиход около XIII века, меняла форму, меняла названия, но предназначение оставалось всё тем же – приподнять владельца над грязной дорогой. Такие башмаки носили и мужчины, и женщины.

А вот в эпоху Возрождения в дамскую моду входит обувь не просто на высокой, а очень высокой платформе. То ли из Турции эта мода перешла в Италию, то ли сперва возникла в Испании, а потом уже добралась до итальянцев, точно неизвестно. Из дерева или пробки, отделанная кожей, тканью, расписанная или даже разукрашенная драгоценными камнями, она превращается в очень модный аксессуар, ставший в основном принадлежностью или знатных дам, или их конкуренток в погоне за красивыми вещами – куртизанок...

Высота таких "туфель" могла быть разной, но порой доходила едва ли не до полуметра.

Как же на них передвигались?

По одним сведениям, с трудом – опираясь на плечи двух слуг.

По другим же не только ходили по улицам, но и танцевали, причём грациозно.

Что ж, видимо, дело было и в самой женщине, и в высоте платформы...

 

Высота таких "туфель" могла быть разной, но порой доходила едва ли не до полуметра.

 

Как бы там ни было, обувь, чересчур возвышавшая, в прямом смысле этого слова, женщин над мужчинами, порой жестоко последними критиковалась: "Удлиняя ваши ноги каблуками, длиной в четверть или даже в половину руки, вы превращаете себя в чудовище с головой и торсом ребёнка и ногами гиганта. Разве это красиво, когда ваши колени почти там, где должен быть подбородок, вы не можете пройти и четырёх шагов без опасения упасть, вы спотыкаетесь, когда пытаетесь преклонить колени, и не можете подняться без посторонней помощи?"

 

Как бы там ни было, обувь, чересчур возвышавшая, в прямом смысле этого слова, женщин над мужчинами, порой жестоко последними критиковалась: "Удлиняя ваши ноги каблуками, длиной в четверть или даже в половину руки, вы превращаете себя в чудовище с головой и торсом ребёнка и ногами гиганта. Разве это красиво, когда ваши колени почти там, где должен быть подбородок, вы не можете пройти и четырёх шагов без опасения упасть, вы спотыкаетесь, когда пытаетесь преклонить колени, и не можете подняться без посторонней помощи?"

 

Популярны эти "chopines" (есть множество вариантов названий для такой обуви, и это лишь одно из них) были в основном в Италии, в частности, в Венеции, где их носили очень долго, вплоть до конца XVIII века – правда, уже не столь смелые варианты, как в XVI веке.

Носили их и в Испании.

А вот во Франции и Англии эта мода так и не получила широкого распространения. Впрочем, иногда подобное всё же встречалось.

 

Так, в русских переводах "Гамлет" принц Датский восклицает, обращаясь к актрисе: "Клянусь владычицей небесной, ваша милость ближе к небу, чем когда я видел  её  в  последний  раз, на целый каблук!"

 

Так, в русских переводах "Гамлет" принц Датский восклицает, обращаясь к актрисе: "Клянусь владычицей небесной, ваша милость ближе к небу, чем когда я видел её в последний раз, на целый каблук!"

Однако если заглянуть в английский текст, то оказывается, что речь идёт не о просто о каблуках, а именно о пресловутых "chopines".

Джен Грей, королеву Англии, которая правила всего девять дней в 1553 году, тоже обули в них, чтобы эта шестнадцатилетняя леди казалась более внушительной. Увы, её соперница в борьбе за престол, королева Мария, которая войдёт в историю под прозвищем "Кровавой", сначала заключила Джен в Тауэр, а впоследствии "уменьшила" её и без того небольшой рост, приказав отрубить голову... Заметим, что сама Мария тоже была невысокой, и тоже предпочитала обувь, которая делала её выше ростом.

Итак, вот один предок каблука – обувь на толстой платформе.

Но, как считается, есть и другой – обувь для верховой езды.

Всаднику нужно было надежно упереть ногу в жёсткое стремя, чтобы она не скользила вперёд – так, считается, и возникла некая разновидность каблука в конце XV – начале XVI века.

И почти три века спустя, исследуя захоронения членов знаменитой семьи Медичи, учёные вскрыли гробницу Иоганны, невестки герцога Козимо I Медичи, которая скончалась в 1577 году. На белокурой австрийской принцессе было роскошное атласное алое платье, красные шёлковые чулки и... бархатные, расшитые золотом башмачки на очень высоких каблуках. Иоганну флорентийцы не любили – слишком уж свысока смотрела она на окружающих. Правда, не потому, что возвышалась над ними на высоких каблуках, а потому что была дочерью императора... Но вот устоять перед итальянской модой она не смогла и переняла её. В том числе моду на соответствующую обувь.

Широкое распространение получила легенда о том, что моду на высокие каблуки в Европе ввела чуть раньше, в 1533 году, другая Медичи, Екатерина (королева Франции, чью репутацию значительно подпортили авторы исторических романов, изображая её коварной отравительницей). Тогда она была ещё совсем юной, четырнадцатилетней, и выходила замуж за французского принца, будущего короля Генриха II. Будучи небольшого роста, Екатерина надела на свадьбу обувь, сделанную в родной Флоренции, и прибавлявшую ей несколько сантиметров роста, а французы, обратив на это внимание, быстро переняли моду, оттуда же она распространилась и на другие страны. Однако документов, подтверждающих это, не сохранилось, и, скорее всего, то, что родоначальница этой моды – Екатерина Медичи, только легенда (хотя нет дыма без огня).

Английская королева Елизавета I, тоже носила обувь на каблуках. Вот пара изящных сапог для верховой езды, принадлежавших некогда этой знаменитой королеве. Устойчивый, но не такой уж и маленький каблук, заметим, частично отделённый от довольно толстой подошвы. Зачем? Чтобы, как упоминалось выше, было удобно вставлять ногу в стремя и упираться в него. Кроме того, изобретение каблука, помимо прочего, приписывается и Леонардо да Винчи... Хотя что только ему не приписывают!

Как бы там ни было, начинается переход от высоких платформ к собственно каблукам, когда пятка приподнимается выше, чем носок, а толстая подошва из единого целого разделяется на две части, под носком и под пяткой. Последняя постепенно и трансформируется в каблук, как таковой.

Высокие каблуки пусть и медленно, но начали проникать в быт, прежде всего, конечно, аристократический.

Сохранилось упоминание о том, что при сыне Екатерины и Генриха II, Генрихе III, один из придворных написал о новой королеве – ей, мол, нет нужды носить туфли на высоких каблуках из пробки. Видимо, королева Луиза не считала нужным казаться выше.

Английская королева Елизавета I, тоже носила обувь на каблуках. Вот пара изящных сапог для верховой езды, принадлежавших некогда этой знаменитой королеве. Устойчивый, но не такой уж и маленький каблук, заметим, частично отделённый от довольно толстой подошвы. Зачем? Чтобы, как упоминалось выше, было удобно вставлять ногу в стремя и упираться в него.

Однако в повседневной жизни даже аристократы предпочитали пока небольшой каблук, довольно широкий вверху, немного суживающийся книзу у мужской обуви, и суживающийся сильнее – у женской. В моду такая обувь вошла в начале XVII века.

 

Однако в повседневной жизни даже аристократы предпочитали пока небольшой каблук, довольно широкий вверху, немного суживающийся книзу у мужской обуви, и суживающийся сильнее – у женской. В моду такая обувь вошла в начале XVII века.

 

А к его середине высокие каблуки настолько вошли в обиход, что уже вызывали и критику – корсеты ругали за то, что они стягивают женскую талию, а туфли на каблуках – за то, что они деформируют ноги...

И это было только начало бурных дискуссий из-за вреда подобной обуви для здоровья, которые будут длиться столетиями.

И, заметим, речь шла уже не только об аристократах – остальные им успешно подражали.

В 1663 году обувной мастер Николя Лестаж прославился, сделав кожаные сапоги без швов для короля-Солнце Людовика XIV - неслыханное дело по тем временам. Король оценил работу Лестажа, и сделал его своим личным обувщиком. Тот же создавал для короля туфли и сапоги потрясающей красоты, и, что немаловажно - на высоких каблуках. Они (вместе с высоким париком) придавали ему ещё больше внушительности. К тому же оказалось, что нога в туфле с высоким каблуком выглядит меньше и... гораздо изящнее. Правда, передвигаться грациозно в такой обуви могли только те, кто специально учился этому искусству - щёголи-придворные.

 

Нога в туфле с высоким каблуком выглядит меньше и... гораздо изящнее. Правда, передвигаться грациозно в такой обуви могли только те, кто специально учился этому искусству - щёголи-придворные.

 

А к концу царствования Людовика каблуки стали ещё более экстравагантными – их не просто расписывали, как бывало раньше, а помещали на них картины в миниатюре.

Так, специально для короля один из придворных живописцев, который ранее изобразил ряд военных побед Людовика на больших полотнах, которыми украсили Версаль, создал их крошечные копии на каблуках королевских туфель.

Высокие каблуки, и в частности каблуки ярко-красного цвета, стали неотъемлемой частью костюма аристократов, и продержались около полутора сотен лет.

Высокие сапоги-ботфорты и туфли, с узкими или квадратными носами, с пряжками или бантами, но непременно на каблуках! Те, конечно же, тоже меняли высоту и форму в зависимости от моды (впрочем, в основном оставаясь довольно устойчивыми – ведь мужчины вели, что называется, "активный образ жизни"), но и не думают из этой моды выходить.

Чтобы какой-нибудь красавец в этак, скажем, 1727 году появился в свете без туфель на красных каблуках? Да никогда!

А что же дамы?

Они не отставали.

Туфли без задников, "пантофли", "мюли", условно говоря, шлёпанцы, были известны с довольно давних времён. Это была и простая уличная обувь, и, наоборот, домашняя. И только в конце XVII века туфли без задника, но на каблуке, перестают быть обувью, которую надевают в спальне – теперь в них смело появлялись в обществе.

На одной из модных иллюстраций того времени некая аристократка гордо выставила ножку в такой туфельке с ярко-красным каблуком – можно сказать, что эта законодательница мод и вывела постепенно подобную обувь в свет.

Кожаные, бархатные, шёлковые или атласные, украшенные кружевами и драгоценностями, непременно на каблуке – среднем, высоком, а порой и очень высоком, мюли становятся самой популярной обувью XVIII века. Самой кокетливой, самой изящной. Высокий каблук подчёркивал подъём, ступня была лишь наполовину прикрыта – туфельку можно легко сбросить в любой момент, можно покачать на кончиках пальцев... Оружие соблазна, воплощение эпохи рококо.

И каблук играл в этом важную роль. Его передвигали подальше от края и ближе к середине ступни, чтобы визуально уменьшить ногу. Постепенно он становился всё более и более изящным, и в середине века в моду вошёл силуэт, который назовут в честь мадам де Помпадур, знаменитой фаворитки короля Людовика XV – немного зауженный в середине, как бы с намёком на изящную "талию".

Впрочем, такие каблуки были не только у обуви без задников, но и у обычных туфель.

 

Высокий каблук подчёркивал подъём, ступня была лишь наполовину прикрыта – туфельку можно легко сбросить в любой момент, можно покачать на кончиках пальцев... Оружие соблазна, воплощение эпохи рококо. И каблук играл в этом важную роль. Его передвигали подальше от края и ближе к середине ступни, чтобы визуально уменьшить ногу. Постепенно он становился всё более и более изящным, и в середине века в моду вошёл силуэт, который назовут в честь мадам де Помпадур, знаменитой фаворитки короля Людовика XV – немного зауженный в середине, как бы с намёком на изящную "талию". Впрочем, такие каблуки были не только у обуви без задников, но и у обычных туфель.

 

Говорят, что даже один из самых знаменитых живописцев эпохи, Антуан Ватто, не только изображал своих моделей в изящных туфельках на каблуках, но и не брезговал расписывать эти каблуки – правда, только августейшим особам... И изображал на них нежные и кокетливые пасторальные сцены.

Незадолго до Великой Французской Революции, которая в конце XVIII века уничтожила старый мир, каблуки стали понемногу уменьшаться.

А революция не только низвергла монархию с пьедестала, но и аристократов с их каблуков.

В 1793 году французская королева Мария-Антуанетта взошла на эшафот в тёмно-фиолетовых, почти чёрных прюнелевых туфельках на небольшом, пятисантиметровом каблуке. Но на каблуке.

Говорят, что несчастная королева, которую до гильотины в немалой степени довела тяга к роскошным туалетам, разорявшая страну, споткнулась и нечаянно наступила палачу на ногу.

"Простите!"

Но её время вышло, как и время высоких каблуков.

Новая, простая мода эпохи "ампир" предусматривала лёгкие платья, напоминающие о временах Древней Греции, и такую же обувь – непременно с плоской подошвой. Так что к 1820-ым годам каблуки фактически полностью исчезли. Надо думать, многие о них тосковали, как героиня одного из романов: "Моя бедная матушка чувствовала себя положительно несчастной вследствие того, что мода на ботинки с высокими каблуками более не существовала, она лично носила их до самой смерти и говаривала, что ничего более удобного и целесообразного быть не может. Но каблуки эти были тогда не в моде, и я носила только низкие, как теперь на бальных туфельках".

И если у мужской обуви каблуки хотя и значительно уменьшились, но сохранились – стали широкими и низкими, и далее уже фактически не менялись вплоть до нашего времени, то дамы носили обувь, напоминающую современные же балетки.

 

И если у мужской обуви каблуки хотя и значительно уменьшились, но сохранились – стали широкими и низкими, и далее уже фактически не менялись вплоть до нашего времени, то дамы носили обувь, напоминающую современные же балетки.

 

Однако уже к 1840-ым годам, несмотря на то, что "балетки" были по-прежнему в моде, каблук постепенно возвращается; особенно это касалось не домашней обуви, а той, в которой ходили по улицам.

Впрочем, что там носили дамы, всё равно никто не знал, кроме самых близких людей – ведь ноги были полностью скрыты под пышными юбками.

А вот когда они чуть-чуть приподнялись над землёй, и уже допустимо было показать туфельку, тут-то каблук и начал вновь постепенно расти.

 

Впрочем, что там носили дамы, всё равно никто не знал, кроме самых близких людей – ведь ноги были полностью скрыты под пышными юбками. А вот когда они чуть-чуть приподнялись над землёй, и уже допустимо было показать туфельку, тут-то каблук и начал вновь постепенно расти.

 

Форма его уже постепенно начала варьироваться.

Изогнутые, прямые, средней ширины и даже тонкие – предшественники каблуков-шпилек.

В начале XX века появляется модель туфель, которую сейчас принято называть "лодочками". Так что это классике обувного жанра уже более ста лет.

Но их достаточно изящный, небольшой или средний каблук – только один из множества разновидностей. Ведь и разновидностей женской обуви теперь тоже было стало куда больше, от спортивных туфель до босоножек. На все случаи жизни.

С тех пор мода на обувь не менее прихотлива, чем мода на одежду. И на каблуки в том числе. Ведь они не меньше, чем материал и форма туфельки определяют ей внешний вид.

 

С тех пор мода на обувь не менее прихотлива, чем мода на одежду. И на каблуки в том числе. Ведь они не меньше, чем материал и форма туфельки определяют ей внешний вид.

 

В начале XX века появляется модель туфель, которую сейчас принято называть "лодочками". Так что это классике обувного жанра уже более ста лет. В 1950-ых годах появляются высокие тонкие каблуки; "шпильки", как называем их мы, или "стилеты", то есть "кинжалы", на некоторых европейских языках. Острые, тонкие, словом, убийственные. И убийственно же элегантные, ставшие символом женщины, которая выступает во всём своём блеске.

Попробуйте мысленно представить себе пару нарядной обуви.

Именно нарядной.

Наверняка она будет на тонких каблучках – или низких "гвоздиках", или высоких "шпильках".

Кто был изобретателем подобного каблука, точно неизвестно.

Эту честь приписывают Роже Вивьеру, который обувал самых знаменитых женщин середины XX века, от певицы Марии Каллас до королевы Елизаветы II.

Раймону Массаро – он тоже обувал знаменитостей, среди которых был даже папа Иоанн Павел II, а, изучая историю обуви, реконструировал туфли Наполеона Бонапарта и Людовика XIV.

И, наконец, не менее именитому Сальваторе Феррагамо, "сапожнику мечты" – он сделал каблук-шпильку высоким.

XX век был щедр на хорошо забытое старое и радостно создаваемое новое, в том числе и на каблуки любой высоты и самых разных форм, порой фантастических (ракушка улитки? пистолет? мини-аквариум с несчастной рыбкой? да что угодно!).

Меняя внешний вид, каблук не то чтобы вошёл в моду – он стал неотъемлемой её частью.

Да, в 1970-ые носили туфли на танкетках, а в 1990-ых предпочитали низкие каблуки. Но – каблуки.

Да, мы продолжаем носить обувь "на плоском ходу". Но просто потому, что хочется разнообразия.

 

Да, в 1970-ые носили туфли на танкетках, а в 1990-ых предпочитали низкие каблуки. Но – каблуки. Да, мы продолжаем носить обувь "на плоском ходу". Но просто потому, что хочется разнообразия.

 

В романе "Маленькие женщины" юные героини собрались выйти в свет, для чего им пришлось претерпеть определённые неудобства: "Туфли Мег на высоких каблуках были очень тесными и жали, хотя она и не признавалась в этом, а все девятнадцать шпилек в волосах Джо, казалось, впивались ей прямо в голову, что было не совсем приятно – но, Боже мой, будем элегантны или умрем!"

Никто никого ни к чему не принуждает, и это здорово, правда?

Хотите – балетки, как у куколки-балетницы, удобные и милые; хотите – толстые платформы, которые подавят любое сопротивление.

Но иногда так хочется приподняться над всеми, в том числе и над самой собой, встать на каблучки, "да по зеркальцу как хлопнуть, каблучком-то как притопнуть", и... сказать себе: "Будем элегантны или умрём!"

 

Но иногда так хочется приподняться над всеми, в том числе и над самой собой, встать на каблучки, "да по зеркальцу как хлопнуть, каблучком-то как притопнуть", и... сказать себе: "Будем элегантны или умрём!"

 

Марьяна Скуратовская, историк моды, - для Sweetstyle.ru

 

Иллюстративный ряд:

Костюмы из коллекций музея Метрополитан (http://www.metmuseum.org) и Киотского института костюма (http://www.kci.or.jp).

Современные модели - с сайта http://style.com/