Мода, жизнь, истории

Гостья из прошлого

04.03.2010

Хоть Алиса и гордилась своим знанием истории, она не очень ясно представляла себе, что когда происходило.

Льюис Кэролл "Алиса в Стране Чудес"

 

Сколько лет Алисе?

Той Алисе, чей "сказочный" образ вдохновил и увлёк когда-то Льюиса Кэррола? Той сказочной Алисе, которая уже полтора века увлекает за собой читателей? Сложный вопрос.

Её прототипу, Алисе Лидделл, было одиннадцать лет, когда она в первый раз услышала сказку, и четырнадцать, когда эта сказка была впервые опубликована. "Алисе в Зазеркалье"– семь с половиной лет.

А вот Алисе в фильме Тима Бёртона, который выходит сейчас на экраны, очередной долгожданной Алисе, и вовсе девятнадцать.

Мы привыкли к маленькой девочке, а нам вдруг представляют (знакомьтесь, пудинги, это Алиса!) взрослую девушку...

Неожиданно, но почему бы и нет? И почему бы нам не воспользоваться этим предлогом и обратить внимание на то, что обычно неинтересно маленьким девочкам, зато часто увлекает девочек больших?.. И это – мода.

Все Алисы, какими бы мы сами, или художники-иллюстраторы, мультипликаторы и режиссёры себе не рисовали, принадлежат к "викторианской" эпохе Англии.

Кажется, что это было так давно, что о ней все позабыли? Отнюдь! Каждый раз, когда мы надеваем строгий бархатный жакет, или белую блузку с длинными пышными рукавами, или платье с воротничком-стойкой или множеством маленьких пуговиц, или вечернее платье с глубоким декольте, обнажающим плечи... Каждый раз, как мы затягиваем шнуровку на корсаже такого платья или даже на настоящем корсете, который от непривычки мешает дышать, зато делает талию волшебно-тонкой; каждый раз, когда мы пришиваем к школьной форме белоснежные воротничок и манжеты, накидываем на плечи меховое боа, натягиваем длинные, облегающие руку перчатки... Словом, мы каждый раз на мгновение возвращаемся в XIX век. Ежедневно.

Вот коллекция дома Christian Dior – нынешней весны.

Вот коллекция дома Christian Dior – нынешней весны.

 

Это , что называется, "высокая мода". А те, кто придерживается японского стиля уличной моды "Лолита", возвращаются в позапрошлый век постоянно, хоть каждый день, поскольку один из источников вдохновения для него – именно викторианская мода.

Впрочем, что такое "викторианская"? За те шесть с лишним десятков лет, что Британской империей, а, значит, значительной частью тогдашнего мира, правила королева Виктория, мода неоднократно успела не просто измениться, а очень сильно измениться.

Так давайте вернёмся назад, представив себя... Алисой.

Но только не в Стране чудес, а в мире реальном (что, впрочем, совершенно не мешает ему быть чудесным).

Итак, вы... "голубоглазое существо с золотистыми волосами, заплетенными в две длинные косы, в белом летнем платьице и вышитых панталончиках". Ах, нет, это другая девочка – Бэкки Тэтчер из "Приключений Тома Сойера". Впрочем, они почти ровесницы, да и мода для маленьких девочек менялась не так быстро, как у взрослых дам. Так что на Алисе непременно должны были быть панталончики, чулки, платье – довольно короткое (девочки росли, и с годами платья становились всё длиннее), и передник – пусть о нём ничего не сказано в самой сказке, зато на классических иллюстрациях, одобренных самим Льюисом Кэрролом, Алиса в переднике, который обычно надевали на маленьких девочек, чтобы те не запачкали платье. Впрочем, если вы провалитесь в кроличью нору, передник вам вряд ли в этом поможет... Вы случайно не носили такой в школе?

Вот разные Алисы – иллюстрация Джона Тенниеля, та самая "первая Алиса", Алиса из диснеевского мультфильма, и, наконец, новая Алиса – без передника, поскольку уже девица на выданье, и в платье довольно коротком, даже чересчур коротком, учитывая её возраст.

Но, наверное, будь оно совсем длинным, как положено было взрослым девушкам, мы бы уже совсем не могли бы узнать в ней ту Алису, которая беседовала с Мартовским зайцем...

Вот разные Алисы – иллюстрация Джона Тенниеля, та самая "первая Алиса", Алиса из диснеевского мультфильма, и, наконец, новая Алиса...

Эскизы костюмов к фильму Тима Бёртона

Ну, хорошо.

А что носила, например, мама Алисы? Раз уж с маленькими девочками всё так просто? (Относительно, конечно).

Вероятно, молодость её пришлась на 1840-ые, самое начало эпохи, которую назовут "викторианской".

О, это один из самых чудесных периодов в истории моды! Талия, наконец, вернулась, после долгого путешествия, на положенное место. Юбки в меру пышные – ещё не настала эпоха кринолинов, и колоколообразный силуэт достигается за счёт многочисленных нижних юбок. Декольте часто отделывались широкой кружевной оборкой, "бертой" (Китти в "Анне Карениной" красуется перед зеркалом – "платье не теснило нигде, нигде не спускалась кружевная берта"). Словом, всё изящно и без излишеств...

А что носила, например, мама Алисы?

Но наступает следующее десятилетие, и если поначалу юбки были пышными за счёт особой нижней, державшей форму, поскольку внизу она была простёгана конским волосом, то со второй половины 1850-ых начинается царство кринолина. Над ним будут издеваться, его будут обожать, он будет порой мешать проходить в двери, но он же будет делать талию "неправдоподобно тонкой".

В "Унесённых ветром" описывается "Новое зеленое в цветочек платье Скарлетт, на которое пошло двенадцать ярдов муслина, воздушными волнами лежало на обручах кринолина". Двенадцать ярдов – это почти одиннадцать метров! Ещё бы, ведь нужно было накрыть этот пышный колокол...

Та же Скарлетт "с алчной завистью смотрела на проплывавшие мимо нарядные платья: сливочно-желтое муаровое, украшенное гирляндами розовых бутонов; алое атласное – она насчитала на нем восемнадцать оборочек, обшитых по краям узенькими черными бархатными ленточками... а на эту юбку пошло не меньше десяти ярдов бледно-голубой тафты, поверх которой пенятся каскады кружев..." Это всё бальные платья, но и повседневные были пусть и не столь яркими, но столь же впечатляющими.

1860-ые – кринолин становится самым большим за всю недолгую историю своего существования, и немного меняет форму, становясь более вытянутым сзади.

Повседневные платья были пусть и не столь яркими, но столь же впечатляющими.

1860-ые – кринолин становится самым большим за всю недолгую историю своего существования, и немного меняет форму, становясь более вытянутым сзади.

К концу же десятилетия юбки становятся всё более и более плоскими по бокам и спереди, и акцент перемещается назад.

Наступает эпоха турнюра – специальной накладки, которая надевалась сзади под платье, делая ту часть, что пониже спины, очень выпуклой и даже, можно сказать, выдающейся – причём в прямом смысле этого слова... Вначале это была накладка с многочисленными узкими оборками, позднее – нечто вроде подушечек, иногда в несколько рядов; иногда конструкция ещё больше усложнялась дополнительными обручами.

Турнюру будут поклоняться дамы и их портные, его будут высмеивать в карикатурах с не меньшей страстью, чем до этого – кринолин.

Наступает эпоха турнюра – специальной накладки, которая надевалась сзади под платье, делая ту часть, что пониже спины, очень выпуклой и даже, можно сказать, выдающейся – причём в прямом смысле этого слова...

 

Турнюру будут поклоняться дамы и их портные, его будут высмеивать в карикатурах с не меньшей страстью, чем до этого – кринолин.

 

 

"Кринолинов уже не носили, и новую моду Скарлетт находила прелестной – перед у юбки был гладкий, материя вся стянута назад, где она складками ниспадала с турнюра, и на этих складках покоились гирлянды из цветов, и банты, и каскады кружев. Вспоминая скромные кринолины военных лет, Скарлетт немного смущалась, когда надевала эти новые юбки, обрисовывающие живот. А какие прелестные были шляпки – собственно, даже и не шляпки, а этакие плоские тарелочки, которые носили надвинув на один глаз, а на них – и фрукты, и цветы, и гибкие перья, и развевающиеся ленты".

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Что ж, в 1870-ые – это пор молодости Алисы Лидделл, "настоящей", не воображаемой Алисы.

Вот она, на фотографии справа (здесь ей двадцать лет), а на фотографии слева – то, что она вполне могла носить, один из вариантов турнюра.

Хотя, как вы можете себе представить, в приличном обществе викторианской поры не принято говорить о том, что у леди под юбкой – пусть даже речь идёт о юбке нижней.

Что ж, в 1870-ые – это пор молодости Алисы Лидделл, "настоящей", не воображаемой Алисы. Вот она, на фотографии справа (здесь ей двадцать лет), а на фотографии слева – то, что она вполне могла носить, один из вариантов турнюра.

В конце десятилетия турнюры исчезли, но вскоре вернулись, и стали неотъемлемой частью моды 1880-ых.

Порой они бывали настолько пышными, что, как говорили, на одном платье можно было бы сзади расставить целый чайный сервиз. Согласитесь, это было бы "Безумное чаепитие", как у Мартовского зайца, Шляпника и Алисы...

Порой тюрнюры бывали настолько пышными, что, как говорили, на одном платье можно было бы сзади расставить целый чайный сервиз.

Но и эта мода сходит на нет, так что сорокалетняя Алиса Лидделл, давно уже замужняя дама и мать, перешла к юбкам гладким.

Но и эта мода сходит на нет, так что сорокалетняя Алиса Лидделл, давно уже замужняя дама и мать, перешла к юбкам гладким.

А потом... Потом викторианская эпоха закончилась.

Алиса жила ещё долго (не всегда, правда, счастливо, но ведь жила она не в сказке). Менялся образ жизни, менялась мода, её юность уходила в прошлое.

Но оно, это прошлое, не такое уж и давнее, как может показаться. Протяните руку, и вы дотянетесь. Руку в узкой перчатке. Да, и не забудьте поправить кружевной воротничок! А можно и не поправлять – всё равно собьётся, пока будете бежать за Белым кроликом...

 

Марьяна Скуратовская, историк моды, - для Sweetmama