Мода, жизнь, истории

Весна в цветочек

13.04.2009

Осенью в Нью-Йорке, Париже и Милане прошли модные показы – в том числе и коллекций весны и лета 2009 года. Уже сейчас понятно, что один из фаворитов весны – цветочный орнамент. Цветы и цветочки, причем самые разные: графические черные на белом или выполненные в нежных постельных тонах, яркие, крупные, крошечные, сплошь покрывающие ткань или редко по ней разбросанные, на платьях и на нижнем белье, цветы дизайнеров Каролины Херрера и Москино, Майкла Корса и Кейт Мосс… Эту весну мы будем щеголять в цветочках.

 

 

 

Светлый фон и разбросанные по нему небольшие цветы, букетики, цветочные гирлянды… Платья из такой ткани носим мы, носили наши бабушки, не говоря уже о пра-пра-прабабушках. Так когда же возникли эти легкие, изящные, порой совсем простые, а порой изысканно-сложные, но всегда радующие глаз узоры?

Представьте себе, давным-давно, но не настолько, чтобы их историю нельзя было рассказать.

Растительными и цветочными узорами украшали ткань, наверное, всегда.

Другое дело, как именно.

Цветами лотоса – в Древнем Египте, розетками с растительным орнаментом – в Вавилоне, пальметтами (узором, напоминающим пальмовые листья) – в Древней Греции, стилизованными виноградными лозами, гранатами, ананасами, тюльпанами и розами – в Европе эпохи Возрождения, особенно в Италии, разнообразными растительными мотивами – в Индии и Китае.

Платье "английский стиль", 18-й век, детальЭто могла быть тонкая цветочная кайма по краю, крупные переплетенные листья и стебли или же, наоборот, очень мелкие, покрывающие всю ткань.

Маленькие группы растительных узоров, разбросанные по ткани, мы видим уже на полотнах Ботичелли, например, знаменитом "Рождении Венеры" – именно в таком платье изображена нимфа, протягивающая Венере покрывало, тоже усыпанное небольшими цветами, а на полотне "Весна" в платье с цветочным орнаментом одета Флора.

И все же до той поры, пока подобные ткани по-настоящему войдут в моду, еще далеко – более двухсот лет.

Вплоть до восемнадцатого века более популярны узоры, густо покрывающие ткань. К примеру, в Англии, стране, где сад – неотъемлемая часть культуры, предпочитали именно такие. В семнадцатом веке растительные узоры там прошли путь от повторяющихся небольших цветочных стебельков до густых лиственных зарослей с отдельными крупными цветами.

Что интересно, несмотря на огромное разнообразие живых цветов в садах англичан, на ткани они предпочитали видеть цветы достаточно стилизованные, и к тому же немногочисленные – в основном гвоздики, тюльпаны, лилии, розы и гиацинты.

А вот в первые десятилетия восемнадцатого века ситуация меняется – пышные, но изящные платья эпохи рококо из тонкого шелка требуют не менее изящных узоров. Что же может быть лучше, чем небольшие цветы?

Начинается настоящий расцвет тканей, которые, пожалуй, язык не повернется назвать просто "тканями в цветочек" – настолько они красивы.

Рисунок стал куда более реалистичным, цветы еще более узнаваемы – на шелках, которые производили в Спитлфилдзе, одном из районов Лондона, можно насчитать до сорока видов цветов!

Если приглядеться, то видно, какую потрясающе тонкую работу представляют собой все эти букеты и гирлянды. Благодаря тому, что они относительно редко разбросаны по светлому полю, создается впечатление необыкновенной воздушности, легкости, живости и жизнерадостности. Отныне подобные узоры буду очаровывать женщин на протяжении всех последующих столетий.

Недаром изящные цветочные серпантины английский художник Уильям Хогарт называл "линией красоты"…

В первой половине восемнадцатого века в Англии работала знаменитая Анна Мария Гартуэйт, нарисовавшая огромное количество узоров для шелковых тканей, некоторые из которых, к счастью, дошли и до наших дней. Они стали своеобразной классикой жанра – ведь если до той поры на английскую моду сильнейшее влияние оказывала Франция, то теперь вырабатывается собственный, узнаваемый "английский стиль".

Платье "английский стиль", 18-й век, детальПомимо самих орнаментов, развиваются и технологии выполнения. Их можно вышить, а можно и соткать узорчатую ткань, порой в сложнейшей технике, которая позволяла вводить нити разных цветов на отдельных участках ткани.

Но результат все равно дорог, а носить нарядные платья хочется всем женщинам.

И тогда на помощь приходят набивные узоры – нанесенные на ткань с помощью краски.

Материи, расписанные вручную, появились в Европе еще в начале семнадцатого века, когда начала развиваться торговля с Индией, где искусство создания набивных тканей развивалось даже не столетиями – тысячелетиями. Яркие легкие ткани, которые не линяли при стирке, становятся необыкновенно популярными. А назывались они "chintz", то есть… ситец. Да-да, тот самый "веселенький ситчик", который так любили у нас вплоть до недавнего времени.

Но ткани, которые расписывают вручную, все еще дороги, поэтому узор начинают наносить с помощью набойных досок – эта технология в середине восемнадцатого века достигла достаточно высокого уровня, и позволяла имитировать на хлопчатобумажных тканях изящные рисунки с тканей шелковых.

В начале девятнадцатого века, когда возникает крашение с помощью металлических вальцов, машине требуется всего четыре минуты, чтобы воспроизвести рисунок, над которым два человека трудились бы шесть часов. Кроме того, если раньше использовали только дорогие натуральные красители, то теперь разрабатывают новые химические добавки, минеральные краски… Отныне ткани с набивным узором становятся доступны всем.

А "ткани в цветочек" по-прежнему популярны.

В девятнадцатом веке все богатства растительного мира находят свое отражение на изделиях человеческих рук. Источником вдохновения служат полевые и садовые цветы, альбомы с узорами, ботанические атласы. Некоторые ткани порой даже критиковали за то, что растения изображены на них чересчур реалистично! На платьях цветут гвоздики и анемоны, ирисы и маргаритки, гиацинты и колокольчики, фиалки и шалфей.

платье в цветочек, "английский стиль"Даже названия тканей в модных журналах – цветочные. "Примула", "герань", "душистый горошек". А платья из этих тканей теперь уже не только нарядные, как раньше, но и повседневные.

И не только платья – несмотря на строгость своих, в основном, темных костюмов, мужчины носят шелковые и жаккардовые жилеты, зачастую усыпанные все теми же цветочками. Более того, те перекочевывают и на ткани, которыми оббивают мебель, на обои, постельное и столовое белье…

Теперь ткань с легким цветочным узором доступна буквально всем и всюду, даже небогатым, не сказать – бедным слоям населения. Узор из маленьких разноцветных полевых цветов, густо усеивающих ткань, теперь начинают называть "крестьянским". Вспомним и наши, знаменитые ивановские набивные ситцы – яркие цветы по светлому или темному полю.

Еще одно из названий "тканей в цветочек" – Liberty.

Английская компания по производству текстиля с таким названием возникает в середине девятнадцатого века, и вот уже около полутора сотен лет производит ткани с цветочным узором. Если к концу девятнадцатого – началу двадцатого века в моду входят платья с другими орнаментами – начинается эпоха "ар нуво", а затем "ар деко", то в 1930-ые нежные цветы, разбросанные по светлому полю, снова возвращаются. Фирменный цветочный узор "Либерти" становится популярен и узнаваем. Именно он отвечает снова возродившемуся, после буйных двадцатых, стремлению к женственности, мягким, округлым линиям в одежде и фигуре, светлым тонам.

Эта расцветка будет возрождаться снова и снова – платья из легких хлопчатобумажных тканей с узором "либерти" будут носить в шестидесятые и семидесятые.

Дом моды Кашарель, который немало способствовал этой популяризации, снова предложил подобную коллекцию совсем недавно, в октябре 2008 г.

Они не единственные.

К тканям с цветочным узором в свое время обращались и Ив Сен-Лоран, и Мэри Квант, и Билл Бласс, и Лора Эшли, и многие другие. 

Теперь "либерти" переживает очередное возрождение –"Либерти", в сотрудничестве с "Найк" и "Гэп", создает новые и перерабатывает старые узоры. Но они по-прежнему узнаваемы. Без цветов, похоже, мода просто не может обойтись. И без цветочков – тоже!

 

Текст и подборка иллюстраций - Марьяна Скуратовская

 

рисунки для ткани - художник Анна Мария Гартуэйт